Ведомственная геральдика - Главная страница
Сайт Члена Геральдического Совета при Президенте Российской Федерации ТОКАРЯ Леонида Николаевича

ГЛАВНАЯ
Ведомственная символика
Ведомственная символика субъектов РФ
Символика общественных организаций
Авторские проекты
История ведомственного форменного костюма
Правила ношения форменной одежды
Концепция форменного костюма федеральных государственных служащих
Публикации, статьи, выступления
Библиография
Фотогалерея
Обновления
Гостевая
Контакты

Публикации, статьи, выступления

МОГ ЛИ ЧАПАЕВ ДОЙТИ ДО РЕКИ?

Опубликовано в газете "Ваш тайный советник" № 13 (29) от 5.11.2001 года

     Недавно, работая в Российской национальной библиотеке и просматривая подшивку газету "Красная Звезда" за 1926 год, я зацепился взглядом за заголовок одной из статей "Арест убийцы тов. Чапаева". В статье говорилось, что по сообщению из Пензы от 5 февраля 1926 года местным ГПУ был арестован бывший колчаковский офицер Трофимов-Мирский, который в 1919 году убил попавшего в плен Василия Ивановича Чапаева. После Гражданской войны Трофимов-Мирский осел в Пензе и служил счетоводом в артели инвалидов (1).
     В пензенской газете "Трудовая правда" от 5.02.1926 года также помещена статья "Человек-зверь" об арестованном в Пензе Трофимове-Мирском. В 1919 году Трофимов-Мирский командовал сводным отрядом, состоящим из четырех казачьих полков и действующем в полосе Четвертой армии Советской республики. Трофимов-Мирский был известен своей беспощадностью и кровожадностью, в особенности к пленным красноармейцам. Им было отдано распоряжение по своему отряду "пленных не брать", а если он узнавал, что имеются пленные, каким-либо путем уцелевшие, он самолично их уничтожал.
     В этой же статье говорится о том, что отрядом Трофимова-Мирского был захвачен в плен товарищ Чапаев со своим штабом. Чапаевцы попали в плен по неосторожности. По приказанию Трофимова-Мирского все были зверски убиты(2).
     Статьи меня заинтересовали тем, что противоречили общепринятой версии о гибели Чапаева при переправе через реку Урал. Тем более, что одна из них появилась в центральной газете практически за месяц до смерти автора романа "Чапаев" Д.А.Фурманова.
     Итак, роман "Чапаев" был написан Фурмановым в 1923 году. Казалось бы, все, что написано в романе, является аксиомой. Однако существующие неясности и несостыковки в истории гибели В.И.Чапаева позволяют сделать вывод, что начдив 25 дивизии погиб на территории Лбищенска, а не переплывая Урал.
     Для уточнения фактов изложенных в статьях я обратился к официальным источникам.
     Прежде всего, если погибает легендарный или общеизвестный человек, то о его гибели неизменно должны сообщить центральные газеты. Однако при изучении центральной прессы за сентябрь-октябрь 1919 года не найдено никаких упоминаний о гибели Чапаева. Газеты писали о гибели командиров, комиссаров полков и дивизий, но ни одной строчки о Чапаеве. Это тем более странно, что согласно данным "Советской военной энциклопедии" (3) постановлением Туркестанского фронта от 10 сентября 1919 года двадцать пятой стрелковой дивизии было присвоено имя В.И.Чапаева. Объясняется все довольно просто. Василий Иванович – единственный из командиров 25-й дивизии погиб в гражданскую войну. Самая ранняя публикация романа "Чапаев", которая была мною найдена, относится к 1931 году, а все воспоминания очевидцев относятся самое ранее к 1935 году, то есть уже после выхода на экраны фильма "Чапаев". Очевидцев этих было выявлено единицы. Интересен другой факт. Чем далее от событий тех лет , тем большее количество очевидцев гибели Чапаева появляется, тем более хрестоматийными становятся эти воспоминания.
     В официальных источниках существуют противоречия. Так, в Советской военной энциклопедии (Воениздат, 1980, т.8) сказано: "На рассвете 5 сентября 1919 года белогвардейцы напали на штаб 25-й дивизии в Лбищенске. Чапаевцы во главе со своим командиром мужественно, до последнего патрона сражались против превосходящих сил врага. Чапаев, раненный в бою, пытался переплыть реку Урал, но погиб под вражеским огнем". Место гибели указано как около г. Лбищенск. В энциклопедии "Гражданская война и военная интервенция в СССР"(4) говорится о том, что белогвардейцы напали на штаб дивизии внезапно, а Чапаев уже с охраной штаба вступил в бой; раненный, он пытался переплыть Урал, но погиб. Место гибели не указывается. Там же говорится, что имя Чапаева было присвоено дивизии 4 октября 1919 года.
     Энциклопедии не прояснили картину, поэтому для уточнения событий сентября 1919 года в качестве дополнительной была использована следующая литература:
          -Кутяков И.С. Василий Иванович Чапаев. Леноблгиз, 1935 г., (Кутяков Иван Семенович – командир 73-й бригады 25-й дивизии, после смерти В.И.Чапаева возглавил дивизию, в дальнейшем коамандовал дивизии до 1920 года, награжден тремя орденами Красного знамени, орденом Красного знамени Хорезмской республики, почетным революционным оружием, арестован и расстрелян в 1938 году);
          -Василий Иванович Чапаев. Историко-биографический очерк. Москва, Воениздат, 1938 год;
          -И.С.Кутяков. Боевой Путь Чапаева (Микрофонные материалы Управления местного радиовещания Всесоюзного радиокомитета). Составитель П.Березов, Москва, 1936 год.
          -Чапай. (Сборник народных песен, сказок, сказов и воспоминаий о В.И.Чапаеве). Составитель В.Паймен, Москва, 1938 год;
          -Чапаевцы о Чапаеве, Саратов, 1936 год.
     Выбор этой литературы не случаен. Дело в том, что это самые ранние публикации о Чапаеве. Чем больше времени проходило с момента гибели начдива, тем более гладкими становились воспоминания, все более похожими на книгу Фурманова. Достаточно сказать, что уже через год, в книге "Чапаевцы о Чапаеве" в воспоминаниях И.С.Кутякова уже отсутствуют некоторые более резкие оценки деятельности В.И Чапаева.
     На основе имеющихся источников, попытаемся смоделировать события того времени.
     Итак, к концу августа 1919 года положение дивизии В.И.Чапаева было во много раз хуже, чем обстановка, в которой находилась армия генерала Толстова.
     Во-первых, дивизия была оторвана от базы в г. Уральске более чем на 200 километров. Полное отсутствие транспорта ставило дивизию в катастрофическое положение не только с боеприпасами, но и с хлебом.
     Во-вторых, стратегическая обстановка Уральской армии генерала Толстова была более выгодной, в связи с тем, что его конные отряды могли свободно совершать глубокие марши и маневры на необъятных степных просторах. Чапаев же не мог этому противодействовать, так как безводные огромные степи было непреодолимы для пехоты. Кроме того, для содействия группе под командованием одного из своих командиров Аксенова (шесть стрелковых полков и два кавалерийских дивизиона) был отдан последний резерв в составе двух стрелковых полков, кавалерийского полка и кавалерийского дивизиона. "Чапаев остался без резерва, а полководец без резерва уже не в состоянии управлять боем. Наоборот, тогда события управляют им. В борьбе это ведет к разгрому, катастрофе, гибели."(5)
     В-третьих, войска Чапаева понесли огромные потери, в особенности при взятии станиц Мергеневской и Сахарной во время лобовых ударов, когда цепи шести стрелковых полков штыковыми ударами взяли эти пункты. Убитыми и ранеными здесь было потеряно до трех тысяч человек. Кроме того, необходимо было удовлетворить острую нужду в боеприпасах.
     По этим причинам, вместо наступления на форпост Каленый, Чапаев, приказал остановиться на месте для отдыха.
     В Лбищенске разместились штаб дивизии, отдел снабжения, трибунал, ревком и другие дивизионные учреждения общей численностью почти две тысячи человек. Кроме того, в городе находилось около двух тысяч мобилизованных крестьян-обозников, не имеющих никакого оружия. Охрану города осуществляла дивизионная школа в количестве 600 человек. Основные силы дивизии находились на расстоянии 40-70 километров от города.
     Лбищенск атаковал 2-й конный корпус казаков под командой генерала Сладкова в составе двух казачьих дивизий.
     Казаки двигались к Лбищенску ночью и утром 4 сентября остановились в урочище Кузда-Гора (в 25 километрах к западу от Лбищенска), прячась в густых зарослях камыша.
     Утром и вечером 4 сентября четыре аэроплана 25-й дивизии вылетали на разведку, однако, никого не обнаружили.
     Явно ,что летчики просто не доложили Чапаеву о передвижении войск белых.
     В книге Кутякова прямо говорится об этом: "Многие из нас были убеждены, что, летчики, обслуживающие Чапаева, были чужими людьми в Красной Армии. В течение шести суток, совершая утренние и вечерние рейсы, как они не могли не заметить врага Если даже предположить, что 2-й кавалерийский корпус казаков не мог быть обнаружен на марше, так как он передвигался исключительно ночью, то днем то он стоял на месте в 25 километрах от нашего аэродрома! Как бы ни густы были камыши, все же пяти тысячам сабель не укрыться в них от летчиков. "Близорукость" летчиков была поэтому очень подозрительна. Личный состав авиаотряда безусловно был контрреволюционным. Так оно и оказалось. Пятого сентября в 10 часов утра все четыре аэроплана перелетели к врагам в Калмыков, чтобы сообщить об уничтожении белыми базы и штаба Чапаева"(6). Вечером 4 сентября Чапаеву докладывали о нападениях казачьих разьездов на обозы дивизии, но, имея данные авиаразведки, начдив не придал этому серьезного значения.
     Вот что пишет И.С.Кутяков об организации обороны Лбищенска.
     "Охрану Лбищенска несла дивизионная школа. Продуманного плана обороны не было. Начальник школы выставлял на окраинах города заставы, обычно по взводу пехоты каждая; заставы находились одна от другой на расстоянии двух километров и не имели между собой даже телефонной связи. И если на какой-либо заставе открывалась стрельба, для выяснения происшествия направляли посыльных курсантов. Внутри города по ночам охрану несли пешие патрули. В случае тревоги, курсанты разбросанные по всему городу по частным квартирам, собирались на Соборной площади...Вооруженных людей при штабе было много, но они не были сведены в отряды, не были распределены по секторам и боевым участкам.
     Вот почему, когда начался бой, наши бойцы не знали, что им делать. Наиболее активные прибежали к штабу на Соборную площадь. Стрельба на улицах заставляла их забегать в первые попавшиеся дома, отстреливаясь на ходу. Ночная темнота не давала возможности ориентироваться в обстановке уличного боя. И бойцы, и их начальники не могли понять, откуда враг наносит главный удар. Установить в этих условиях боевой порядок было невозможно. Хаос и растерянность быстро превратилось в панику"(7).
     Под покровом ночи казаки сквозь слабую охрану проникли в знакомый им город. Особенно хорошо город был знаком Первому Лбищенскому казачьему полку, состоящему в основном из уроженцев города.
     Фурманов в своем романе удивляется по этому поводу: "Что у казаков была связь со станичниками – в том нет никакого сомнения. По крайней мере в некоторых избах сразу обнаружились засады; оттуда били винтовки и пулеметы; склады и учреждения дивизионные указывались чрезвычайно быстро – все подготовлено и рассмотрено было заранее"(8).
     Одновременно с нападением на заставы около часа ночи казаки открыли ружейно-пулеметный огонь по обозу, забрасывали гранатами квартиры командиров. Бой сразу же принял хаотический характер.
     Чапаев вместе со своим немногочисленным конвоем, частью курсантов дивизионной школы и сотрудниками политотдела оборонялся на Соборной площади в центре города. Площадь блокировалась 2-й кавдивизией казаков. В воспоминаниях приводятся фамилии только командира корпуса генерала Сладкова и командира 6-й Чижинской казачьей дивизии полковника Бородина. Вполне возможно, что 2-й дивизией командовал Трофимов-Мирский.
     После четырех часов боя, с рассветом, белые пустили в ход артиллерию, через час снаряды окончательно сломили сопротивление красноармейцев. Лбищенск оказался в руках казаков.
     К шести часам утра отдельные кучки чапаевцев начали пробиваться к реке Уралу, чтобы спастись вплавь. Казаки учли эту возможность и подтянули к реке не только пулеметы но и артиллерию. Белые беспощадно расстреливали бросившихся в воду бойцов.
     Необходимо отметить, что река Урал находилась в полутра-двух километрах от города.
     К этому времени Чапаев еще находится на площади, а вторая казачья дивизия со всех сторон окружила Соборную площадь, отрезав красным путь к реке.
     Как мог Чапаев и группа его ординарцев в этих условиях пробиться к реке непонятно. Тем более, что все командиры, находившиеся на площади, погибли, за исключением Василия Ивановича, который якобы смог уйти к реке.
     В историко-биографичеком очерке "Василий Иванович Чапаев"(9) указывается же, что решение об отходе к Уралу Чапаевым принимается во второй половине дна 5 сентября, но с рассветом все выходы с площади были отрезаны.
     Если ознакомиться с воспоминаниями очевидцев, становится ясно, что доверять можно только воспоминаниям И.С.Кутякова, который пишет обо всем со слов единственного оставшегося в живых командира – начальника штаба дивизии Новикова. Кутяков в этот момент являлся начальником 25-й дивизии и непосредственно восстанавливал ход событий, произошедших в Лбищенске. В сентябре 1919 Д.А.Фурманов находился в политотделе 4-й армии и мог писать свой роман только со слов Кутякова и Новикова. Воспоминаниям же остальных бойцов дивизии стоит подходить с огромной долей скепсиса. Так ознакомившись с воспоминаниями начальника по организации снабжения дивизии мукой Кадникова и бойца дивизии Максимова – единственных, кто был опрошен, как свидетель гибели Чапаева в 1938 году (10) складывается впечатление, что Василий Иванович Чапаев передвигался по городу как хотел и был одновременно во многих местах. Ну как можно доверять словам человека, который говорит: "Стрельба велась наугад, в ту сторону , откуда летели густым дождем разрывные пули «дум-дум»"(11).
     Начальник штаба Уральской армии белых полковник Моторнов так описывает события в Лбищенске: "Лбищенск взят 5 сентября с упорным боем, который длился 6 часов. В результате были уничтожены и взяты в плен: штаб 25-й дивизии, инструкторская школа, дивизионные учреждения. Захвачено четыре аэроплана, пять автомобилей и прочая военная добыча" (12).
     После взятия города белые учинили жестокую расправу над попавшими в плен бойцами и командирами 25-й дивизии. Казаки расстреливали партиями по 100-200 человек. На местах расстрелов находили множество предсмертных записок на клочках газетной и курительной бумаги. 6 сентября 73-я бригада 25-й дивизии освободила город от белых. Красные находились в города всего несколько часов. В это время были организованы поиски тела Чапаева, но результатов они не принесли. В бане под полом нашли начальника штаба Новикова, тяжело раненного в ногу. Он сообщил обо всем, что произошло в Лбищенске. Факт поисков доказывает, что Чапаев погиб в городе, а не при форсировании реки. В противном случае зачем его тело необходимо было искать среди погибших на территории города. Тем более что всего в районе Лбищенска погибло до пяти тысяч человек. В своем романе Д.А.Фурманов пишет, что там за станицей (читай – Лбищенском) есть три огромные ямы – они доверху завалены трупами расстрелянных.
     В пользу пленения и последующей гибели Чапаева говорит и тот факт, что даже по свидетельству очевидцев имеется несколько версий его гибели. Уходил ли Чапаев к Уралу, могли сказать только те чапаевцы, которые находились на площади, но они все погибли. Единственный оставшийся в живых начальник штаба Новиков все время, пока находился на площади, видел Чапаева там. Гибели Чапаева при переправе через Урал Новиков видеть просто не мог, так как спрятался под полом бани, чтобы не быть уничтоженным белыми.
     Дополнительную информацию могут дать материалы следственного дела Трофимова-Мирского, которое должно храниться в архиве Пензенского ФСБ.
     На основе вышеизложенного можно с уверенностью утверждать, что неопознанное тело Василия Ивановича Чапаева захоронено в одной из братских могил в города Лбищенске (ныне Чапаев).



ТОКАРЬ Л.Н.


(1) - "Красная Звезда" № 30 от 6.02.1926 года, стр.4.
(2) - "Трудовая звезда, № 28, Пенза, 5.02.1926 г, стр.4
(3) - "Советская военная энциклопедия" (Воениздат, 1980 г., т. 8 стр.443)
(4) - "Гражданская война и иностранная военная интервенция в СССР" (Москва,"Советская энциклопедия", 1983 год)
(5) - Кутяков И.С. "Василий Иванович Чапаев". Леноблгиз, 1935 г., стр.59
(6) - Кутяков И.С. "Василий Иванович Чапаев". Леноблгиз, 1935 г., стр.66
(7) - Кутяков И.С. "Василий Иванович Чапаев". Леноблгиз, 1935 г., стр.66-67
(8) - Д.А.Фурманов."Чапаев". Москва, Молодая гвардия, 1931 год
(9) - "Василий Иванович Чапаев". Историко-биографический очерк. (Москва, Воениздат, 1938 год)
(10) - "Чапай." (Сборник народных песен, сказок, сказов и воспоминаий о В.И.Чапаеве). Составитель В.Паймен, Москва, 1938 год, стр 173-178.
(11) - "Чапай". (Сборник народных песен, сказок, сказов и воспоминаий о В.И.Чапаеве). Составитель В.Паймен, Москва, 1938 год, стр.174.
(12) - Кутяков И.С. "Василий Иванович Чапаев". Леноблгиз, 1935 г., стр.71-72


Все права защищены.
При использовании информации с сайта ссылка на ее обладателя обязательна.
copyright 2005